Что делать, если ничего делать не получается

Только представьте, что с завтрашнего дня весь мир, все люди без исключения, стали бы жить так, как сегодня предложил нам Христос. Все друг друга любят, относятся один к другому с уважением, терпением, тактом и толерантностью. Оказывают друг другу помощь, поддержку и любовь. Все! На Земле уже было бы преддверье Рая. Войны, эксплуатация, насилие, деспотизм, жестокость людей исчезли, и настала эра благоденствия и душевного комфорта. Кто же против этого? Казалось бы, все согласны. Но вот уже заканчиваетcя вторая тысяча лет  после того, как были сказаны эти слова, а мир становиться все хуже и хуже… 

Утопия, скажете вы? Нет, не утопия, иначе Царство Божие было бы красивой сказкой. Ведь не силой же своего всевластия Бог в Раю переформатирует наши изуродованные души. Туда войдут те люди, которые смогли добровольно, осознано и без насилья Бога, воплотить идеал жертвенной любви к Нему и Его творению в своей жизни, то есть, здесь и сейчас, несмотря ни на что и вопреки всему. Жизнь в мире времени – это тест на способность жить в мире Вечности.

Идеалом для человека Спаситель ставит Того, по чьему образу человек создан – Бога. «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд». Бог любит всех без всяких предварительных условий. Нет в Его творении ничего, что было бы обделено Его любовью. Само же Его творение может любить Бога, а может не любить, и даже активно ненавидеть. И таковые имеются – это люди и бесы. Теория понятна, скажете вы, но как на практике воплотить этот идеал, который сформировал для нас Бог. Как быть хоть  каким-то образом похожим на Него в Его милосердии и Его Любви.

Первое – нужно понять, что мы не таковы. Это очень важно. Когда люди стакиваются друг с другом лбами, это очень большая проблема. Но она намного хуже, когда они сталкиваются друг с другом нимбами. Когда считают себя свяче, выше, умудреннее, благочестивее, чем тот или иной. И с высоты своего величества начинают презирать все то, что шевелится внизу.

Великое благо и великое приобретение увидеть себя грешником. Не в теории, не на языке, а в душе, почувствовать всем своим нутром, насколько мы лишены дара любви, как холодна наша душа, как порочно и гнило наше сердце. Если мы этого не поймем и не почувствуем, то это будет беда. Если человек не реагирует на боль и свет, то есть большая вероятность, что перед нами труп. Если душа не реагирует на боль греха, то она омертвела и пришла в состояние окамененного бесчувствия.

Нужна реанимация, нужна серия электрических ударов, нужен прямой массаж сердца, иначе все, это конец. Бог бьет нас разрядами скорбей, массирует наше каменное сердце болью, делает все, чтобы оно ожило, забилось, стало чувствительным к свету и теплу. Если и это не помогает, то все бессмысленно, душа мертва. «Оставь мертвых погребать своих мертвецов».

Но если душа жива, если она чувствует то, что призвано летать, а вместо этого ползает по земле, хочет видеть звезды, а голова падает вниз на камни. Что тогда? Наверное, Атоний и Макарий Великий сказали современникам иначе, чем то, что скажу я. Но я буду говорить не от себя. Это мне сказал Бог  устами своего преподобного, великого святого наших дней Силуана Афонского: «Держи ум в аду и не отчаивайся».

Мы с вами уже не понесем то, что нам предложит нести Египетское монашество, не вытянем мы и трудов более поздних отцов. Нам нужно понять, что мы, по сравнению с ними, духовные дауны, аутисты, люди с родовыми травмами души. Мы генетически модифицированные грехом недочеловеки. И поняв это, принять ад самих себя и ад вокруг себя. Нам не надо никакого активного делания для спасения. Для нас достаточно только одного – смириться с собой, с миром, принять крест, который дает нам Бог, а все остальное сделает Он Сам. Наш крест – это та телега, которая нас ввезет в Рай, только если мы будем на ней крутиться, то свалимся с нее.

На этой телеге есть все, что нам нужно для спасения. Есть бесы, которые не упустить случая нас помучить. Есть скорби, есть болезни, есть люди, которые будут нас искушать. И главное, есть мы сами – это то, что нести будет, наверное, тяжелее всего. Если мы не будет буянить, а тихонько жить в этом аду, то Бог будет давать нам и понимание, и утешение, и, может, даже то самое милосердие, о котором мы читали в Евангелии.

Намного лучше меня написала в своем предсмертном стихе об этом княжна Ольга, старшая дочь Николая II, незадолго до расстрела. В нем раскрыто все богословие того, о чем сказал Спаситель преподобному Силуану Афонскому.

«Пошли нам, Господи, терпенье 
В годину бурных мрачных дней,  
Сносить народное гоненье
И пытки наших палачей. 
Дай крепость нам, о Боже правый, 
Злодейство ближнего прощать.
И крест тяжелый и кровавый 
С Твоею кротостью встречать. 
И в дни мятежного волненья, 
когда ограбят нас враги, 
Терпеть позор и оскорбленье, 
Христос Спаситель, помоги. 
Владыка Мира, Бог вселенной, 
Благослови молитвой нас…  
И дай покой душе смиренной 
В невыносимый страшный час. 
И у преддверия могилы 
Вдохни в уста твоих рабов 
Нечеловеческие силы – 
Молиться кротко за врагов…»

Протоиерей Игорь Рябко, СПЖ

Be the first to comment on "Что делать, если ничего делать не получается"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*