Утраченные возможности: жизнь за пределами «республики» намного ярче, чем в Луганске

В августе 2014 у меня намечалось участие в мега-проекте с возможной последующей работой. Но в августе речь шла об учебе, которую можно было выиграть.

 

Я заполнила все анкеты, в срок подала заявку и стала ждать результата. Я понимала, что у меня есть все шансы попасть в проект – подходил мой возраст, базовое высшее образование, опыт работы. Организаторы оплачивали дорогу из Луганска, проживание и участие в тренинге. А потом отключили свет, а вместе с ним и интернет. Телефонной связи тоже не было. Я сходила с ума от всего этого.

 

Последние годы я была мега-деятельным человеком. У меня умещалось в сутки много чего – работа, встречи, еще работа. И как-то все это было не в тягость. А тут вдруг раааааз! И не нужно никуда идти-бежать, звонить, встречаться, договариваться. Я думала о том горящем проекте. Понимала, что они звонят мне. Это как время пожара думать о том, что цветок комнатный мы-то и не полили – забыли.

 

Тут стрельба во всю, полная непонятность во всем, а мне этот тренинг не дает покоя – что они обо мне подумают, что я не выхожу на связь. Наверное, это какая-то психологическая защита и вытеснение, когда на фоне глобальных катаклизмов думаешь о мелком и частном, как о самом важном. Так вот за эти два года мне существенно не хватает ожидания и тренингов, обучения, поездок, поездов, радости предвкушения.

 

До войны это было обязательной составляющей моей жизни. Сейчас если что-то и проводится, то оно только на уровне «республики» и скорее для отчета в прессе. Там это событие раздуют до размеров просто немыслимых и грандиозных, в очередной раз доказывая всему миру, что здесь, не смотря ни на что и вопреки всему, жизнь кипит и движется вперед.

 

Как я потом узнала, в том проекте я выиграла, мне звонили, волновались, уточняли, где я могу быть и почему со мной нет связи. Утешило ли это меня? Разве что самолюбие. Но потом столько всего свалилось сразу, что лето моих страхов чуть отошло назад, а ощущения притупились под прессом новых обстоятельств. Я попала после того лета в Киев. Но тогда мне казалось это таким естественным. Сейчас, спустя два года, я бы чувствовала себя глубоким провинциалом в таком же путешествии. Я уже не помню, как покупать билеты, как делать это посредством интернета… От этого какая-то провинциальная робость, страх дорог.

 

Еще чувство, что за эти два года мы существенно выпали из жизни, отстали от нее. Как будто все ездят в автомобилях, а ты по-прежнему запрягаешь лошадь. Как бы мы не тужились читать о новинках и новостях на просторах интернета, это не то. Не заменит это всей жизни во всей ее полноте. Может быть, об этом просто не стоит думать – жить и искать хорошее во всем вокруг. Но меня не покидает мысль об упущенных возможностях. Как будто что-то очень важное проходит мимо.

 

И ты привыкаешь к такой вот жизни – днем, до сумерек, с бесконечным интернетом и общением в скайпе и письмах. И еще к тому, что чья-то жизнь где-то рядом, за пределами «республики» много ярче твоей жизни – с прежними возможностями, обучением, поездками, грантами, корпоративами…

 

Ольга Черненко, http://24tv.ua

Be the first to comment on "Утраченные возможности: жизнь за пределами «республики» намного ярче, чем в Луганске"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*