Террикон, только с другим имиджем

Что для Донбасса терриконы? Это его символ. Это его история. Это проблема. Это до конца не изученный ресурс. Нашлись люди, которые, не нарушая логику исторического символа, заставляют терриконы служит интересам человека.
История оптимистичная

В Кременной угольных терриконов три. Им уже далеко за семьдесят, и с ними связана судьба едва ли не каждой второй семьи города. Точнее, она связана с шахтами, которых здесь тоже было три. Одно за другим эти предприятия постепенно закрывались, и последней в рамках реструктуризации угольной промышленности прекратила свое существование шахта «Кременная-1». Тогда без работы остались сотни горняков. С какой болью они наблюдали за тем, как вывозится оборудование, бетонируются стволы, как экскаваторы рушат административные и промышленные постройки. Бывшую шахту сравняли с землей… И только терриконы, эти рукотворные творения, остались немыми свидетелями того, что в Кременной когда-то добывали уголек.

Можно понять осторожную радость местных жителей от того, что на территории бывшей шахты вдруг началось какое-то движение — заехали тракторы, экскаваторы, машины, стали завозить бетонные плиты, металлические конструкции. Старые горняки знают, что в законсервированных проходках остались тысячи тысяч тонн угля, поэтому их не покидала надежда на возрождение углепроизводства. Неужели через столько лет у правительства нашлись средства, чтобы оживить шахту? История оказалась другой, но для Кременной довольно оптимистичной.
Предприятие «Лугэкоэнерго» было создано еще до начала военного конфликта на Донбассе. Тогда известный в области бизнесмен Владимир Жулинский задумался над проектами создания «зеленой» электроэнергии с использованием терриконов и породных отвалов. Для области такие идеи были довольно интересными и, можно сказать, смелыми. Несколько лет назад его фирма выкупила на аукционе один породный отвал бывшей шахты «Кременная-1» и террикон впридачу. Военные действия и оккупация территории, на которой Владимир Жулинский имел четыре мини-шахты (Стахановский район), внесли свои нежелательные коррективы, и работу над проектом пришлось свернуть. Но только на какое-то время. С прошлого года процесс запустили, и сегодня ООО «Лугэкоэнерго» находится в ожидании получения патента. В чем суть проекта?…
— Высота этих породных отвалов, — показывает В. Жулинский, — до 40 метров, и занимают они 26,7 гектара. Это где-то три миллиона кубов. Работы хватит на годы. В этих отвалах содержатся тысячи тонн угля, — причем очень хорошего качества — марки «Г» с зольностью до 15%. Наша задача — отбить его от глины. Происходит это на специальной установке, которая уже смонтирована и ждет старта. Полученный уголь будем брикетировать, а той массой, которая осталась после выемки угля, — глинизировать южную часть террикона до уклона 30 градусов. Склон будет укатываться, укрепляться фундаментом для установки солнечных батарей. На остальной части той же глиной создаем почву под высадку деревьев и кустарников. Верх террикона также будем глинизировать и укреплять. Здесь мы установим ветрогенератор. Это наш второй проект.
А там, возможно, ожидания горняков оправдаются
Владимир Жулинский ориентируется на опыт Львовской и Волынской областей, которые весьма активно и успешно работают с солнечной энергией. Пока законодательство в данной сфере довольно либеральное, важно не упустить время и воспользоваться этим.
— Поставим ветроэнергетические установки, у нас получится маленькая электростанция. Там, наверху террикона, — хороший ветер, так что целую башню строить не нужно. Произведенную электроэнергию будем отдавать государству по «зеленому» тарифу. Западный, северный и восточный склоны террикона засадим облепихой, шиповником и другими растениями. Облепиха, кстати, очень хорошо приживается на склонах, — делится планами Владимир. — Так что, убирая отвалы и придавая террикону новый имидж, мы не только сохраним и улучшим экологию, но и заработаем денег. Старому террикону, который выгорел и окислился, лет 70 будет, а этим плоским отвалам где-то два десятка лет, и здесь другая порода. Если мы не поспешим, то наличие в ней железа приведет к такой же картине, — кивает В. Жулинский на террикон.
К весне он планирует установить здания ангарного типа и начать брикетирование угля. Проблем с реализацией продукции, по его мнению, не будет. По случаю В. Жулинский рассказывает о луганчанах-переселенцах, которые, покинув родные места, обосновались в Киеве и там довольно успешно занимаются газификацией угля. Речь идет об установке, которая из угля определенной группы добывает газ. А в Николаеве луганчане создали производство по выпуску установок по брикетированию топлива. Аргиллиты (породу) из террикона Владимир Жулинский отправлял в Китай для оценки на предмет возможного использования как строительного материала и получил положительный результат.
— Мы хотим, чтобы Украина имела свои дешевые теплоносители, но создается такое впечатление, что нам выгоднее покупать их в Африке, — говорит Владимир. — Надо менять ситуацию, и мы, луганчане, пытаемся это делать, несмотря на свое вынужденное переселение.
Все работы на отвале шахты «Кременная-1» начнутся весной, а сейчас идет активная подготовка. Сегодня на объекте трудятся около десяти человек, большая часть которых имеют статус ВПЛ. Планируется, что на первом этапе на производстве будет занято до шестидесяти человек, а потом численность коллектива вырастет вдвое. За краткосрочные проекты Жулинский никогда не брался. Земельный участок «Лугэкоэнерго» взял в аренду на 49 лет, и раньше отсюда не уйдет. Закончится проект тем, что три склона террикона будут озеленены, солнечные батареи и ветроэнергоустановки дадут электричество. А там, возможно, Владимир Жулинский примется и за возрождение шахты. Есть такая перспектива, и опыт в этом деле тоже немалый. Так что надежды кременских горняков могут быть вполне оправданы.
Павел Воронцов, «Голос Украины»
На снимке: Владимир Жулинский на фоне комплекса.
Фото автора.

Be the first to comment on "Террикон, только с другим имиджем"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*