Помогали абсолютно незнакомые люди

В Новой Каховке мы оказались случайно. Летом 2014 года оставаться в городе Антраците Луганской области, где мы (я, супруга и сын) жили, стало крайне небезопасно.

И не только из-за обстрелов, но и из-за неадекватных “казаков” и распоясавшихся уголовников, многие из которых стали “ополченцами”, получили оружие. И мы решили уезжать.

Поехали в Бердянск, к моему двоюродному брату. Он согласился нас принять. Но, приехав, мы увидели, что брат и его семья смотрят исключительно российские телеканалы, что они “зазомбированы” пропагандой.

Выдержали в такой обстановке неделю. Денег на съем отдельного жилья (да еще и летом в приморском городе) у нас не было. Обратились в городское управление МЧС, как рекомендовали авторы методичек для переселенцев. Единственное, чем там попытались помочь, один из сотрудников предложил отвезти на служебной машине в Запорожье, куда он через день должен был ехать по делам. Но уехать нам пришлось скорее.

Произошел конфликт с братом, после которого мы не сочли возможным оставаться там даже на один день.

Приехав с вещами на бердянский автовокзал, мы поняли, что денег хватит только на проезд до Запорожья, и там остаемся “у разбитого корыта”. Из случайно услышанного разговора узнали, что водитель микроавтобуса, который по разовому заказу приехал из Новой Каховки, ищет пассажиров на обратный путь. Его звали Виктор. Узнав о нашей ситуации, он сам предложил бесплатно отвезти нас в Мелитополь или в Новую Каховку. Сказал: “Слышал, в Новой Каховке переселенцам бесплатно предоставляют временное жилье и питание”. И мы выбрали Новую Каховку. Впрочем, скорее этот город выбрал нас.

Приехав, мы набрали “101”, и диспетчер местной службы МЧС продиктовала нам номер мобильного сотрудника управления труда и соцзащиты, курирующего переселенцев. Сотрудник службы, несмотря на то, что уже был вечер, уделил нам время, рассказал, как добраться в гостиницу “Турист”, где жили переселенцы. Пока мы шли туда, он созвонился с гостиницей, и нас там уже ждали комната и ужин.

Гостиница приютила разных переселенцев. В одной из комнат жили пенсионеры, супруги из Луганска. Супруги спаслись чудом из-под обстрелов, мужчина был ранен. Была женщина, которая искала человека, согласного вывезти из Луганска ее мужа, оставшегося присматривать за квартирой и в начале войны наивно полагавшего, что “это ненадолго и несерьезно”. Все прошло благополучно, муж выехал на подконтрольную Украине часть Луганской области. Туда же уехала и жена. Была и семья, которая вызывала недоумение. Супруги и двое их дочерей, кажется, из Макеевки, вели себя, словно на курорте.

Нам же было не до развлечений. Денег почти не оставалось, а бесплатное жилье и питание – это не навсегда. Мы это прекрасно понимали, тем более, когда узнали, что в Новой Каховке нет централизованного отопления, а в гостинице нет своей котельной.

На третий день я отправился в центр занятости. Там могли предложить только работу на сельхозпредприятиях. Нас с супругой это не устраивало: не хотелось и сына оставлять одного на весь день, и условия труда были не лучшими. Снова помог добрый человек. Одновременно с нами в центр занятости пришла бухгалтер одного из местных небольших предприятий, занимающегося производством изделий из дерева. Женщина услышала наш разговор и сказала, что им требуется работник. И зарплата там оказалась такой, которая обеспечила нам скромную жизнь даже при том, что работал я один.

Первого сентября 2014 года наш сын пошел в первый класс. Собрать его в школу нам (и другим переселенцам) помог один из православных храмов. Его настоятель нашел спонсоров и привез рюкзаки, канцелярию.

Когда священник узнал, что среди людей, живущих в гостинице, есть не только православные христиане, спокойно ответил: “Это не имеет никакого значения, я выполняю свое послушание”. А простые горожане приносили в гостиницу вещи, домашнюю утварь.

Однажды, в сентябре 2014 года, нам позвонили из управления соцзащиты, попросили прийти. В одном из кабинетов лежали женские брюки и некоторые другие вещи. Новые. Оказалось, их привез местный предприниматель, попросил раздать переселенцам. Вещи были добротными, качественными и, вероятно, недешевыми. От души благодарны этому человеку.

Запомнился и такой эпизод. Как-то зашли в комиссионный магазин на рынке. Супруге там понравился полушубок, а сыну – демисезонные ботинки. Но все это было не по карману. Хозяйка магазина услышала, как сын в разговоре с нами упомянул Антрацит. Поинтересовалась, не переселенцы ли мы. Разговорились. Потом женщина спросила, сколько мы готовы потратить на полушубок и ботинки. Мы назвали сумму, и в ответ услышали: “

Забирайте товар”. Скорее всего, женщина вычла из цены вещей процент, который берет магазин. Признаюсь, отказываться от покупки не стал. Очень хотелось, чтоб у дорогих мне людей были вещи, которые им нравятся. В нашей ситуации, когда постоянно гложет психологический дискомфорт от жизни “в изгнании”, это очень важно. Видимо, и хозяйка магазина это понимала, за что мы очень ей благодарны.

Мы прожили в Новой Каховке до конца 2015 года. Потом переехали в Одессу, где мне предложили работу по моей специальности. Но полтора года жизни в городе в Херсонс кой области не забудем никогда. Эти полтора года борьбы с трудностями и общения с прекрасными людьми позволили нам не разувериться в таких человеческих качествах, как доброта и сострадание. И наложили определенные моральные обязательства: самим помогать людям, оказавшимся в более сложной ситуации. За добро ведь нужно платить добром.

Иван Верченко, Вгору

Be the first to comment on "Помогали абсолютно незнакомые люди"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*