Переселенцы на новом месте строят бизнес и становятся чемпионами

Два года назад, летом 2014-го, из уже неподконтрольных районов Донбасса начали массово выезжать спасающиеся от войны граждане. Эвакуация была стремительной, дончане бежали из-под обстрелов в чем были, не успевая собрать чемоданы. Тысячи машин и автобусов увозили людей в неизвестность. Потом их назовут «временно перемещенными лицами» и у многих начнется свой персональный ад – окажется, что не везде «донецким» и «луганским» готовы сдать жилье, принять на работу или просто помочь. Многие вернулись домой, а кто-то остался, наладил новую жизнь и о возвращении на Донбасс уже не думает, пишет «Сегодня.ua».

Точка невозврата. По данным Министерства труда и социальной политики, за два военных года количество беженцев в своей стране достигло 1,7 млн человек. Почти половина из них – старики. Уезжать далеко от дома рискнули не многие: основная часть переселенцев (больше 2/3) обосновалась на подконтрольных украинским властям территориях Донбасса и в Харьковской области. Меньше всего человек уехало в Западную Украину – меньше 1%.

«Дончане не ожидали, что военные действия затянутся так долго. Незнакомые с войной, они предполагали, что это просто какой-то конфликт, который погаснет столь же стремительно, как и раздувался – и можно будет вернуться, и все будет, как раньше. К осени 2014-го стало ясно, что это надолго и нужно ехать на неподконтрольные территории, забирать зимние вещи. Последняя ниточка, связывающая с родным домом, была оборвана. За два года переселенцы «вросли» в свою новую жизнь и уже не будут ничего менять, даже когда Донбасс освободят. Точка невозврата у многих пройдена. Вернулись те, кто не нашел счастья, полагая, что уж лучше жить под обстрелами, но в своем доме, среди родных. Тут нет правых и неправых, это осознанный выбор в соответствии с обстоятельствами», – рассказал изданию военный эксперт Георгий Салманишвили.

Рекорды. Журналисты пообщались с переселенцами, которые смогли обустроиться и наладить быт в чужом для них городе. Так, семья Жуковых покинула Донецк летом 2014-го. Их дом находился неподалеку от аэропорта, и после начала активных боевых действий в том районе семья с тремя детьми собрала самое необходимое и выехала в Киев. «Никто нас там не ждал, был только шанс, что муж сможет устроиться на работу на такое же предприятие, где он работал в Донецке. Пару месяцев жили на съемной квартире, оформляли все необходимые переселенческие справки – я еще находилась в декрете с младшим сыном. Собственно, ради этого они только и пригодились, чтобы получить пособие на ребенка. Старших дочек приняли в школу без всяких справок», – рассказала Татьяна Жукова.

14-летняя Маша и 12-летняя Женя Жуковы в Донецке активно занимались плаванием. В Киеве их пристанищем стал бассейн ЦСКА. «Они начали заниматься летом, как только мы приехали, а в октябре уже выиграли чемпионат города. Затем были чемпионаты Украины, различные международные соревнования высокого уровня. Например, с открытого чемпионата Беларуси Женя привезла девять золотых медалей и установила семь рекордов чемпионата. Сейчас в копилке у Жени за два года – уже 34 золотые медали, у Маши – 20, у обеих – десятки рекордов чемпионатов. Хотя когда мы уезжали из Донецка, наш тренер больше ставил именно на Машу», – говорит Татьяна. Сейчас юные дончанки – нынешние киевлянки – находятся в списках резерва сборной Украины по плаванию, им остается лишь немного подрасти. Возвращаться в Донецк семья не думает. «У нас уже есть квартира в Киеве и возможности для профессионального спорта. В Донецке ничего этого нет», – резюмирует Татьяна.

Бизнес. Другая переселенка Алина Иванникова открыла в Полтавской области небольшое кафе. «Мы уезжали из Донецка в состоянии прострации от ужаса – в нашем районе погибли от обстрелов знакомые нам люди. Мы умчались под Полтаву, где жили дальние родственники мужа. Посидев пару месяцев, решили, что надо что-то делать. Перерыли весь интернет, нашли несколько грантов для переселенцев, написали десятки заявок – и получили деньги на открытие своего дела! По профессии я рекламный менеджер, но мы открыли не агентство, а небольшое кафе с домашней кухней возле автовокзала. На грантовые деньги купили посуду и плиту, я сама лепила вареники и делала булочки. Сейчас у меня уже есть помощница и свои постоянные покупатели. Бросать все это я не собираюсь», – рассказала Алина.

Приехали обратно под обстрелы. Не все переселенцы могут рассказать, что их история завершилась счастливо. Значительная часть (по данным различных соцопросов – от 30 до 40%) вернулась обратно на неподконтрольные территории. Причина у всех была одна – для них не нашлось ни жилья, ни работы. «Летом 2014-го мы уехали в Днепропетровск, просто переждать. Думали, что война закончится максимум за пару недель. Деньги, которые мы собирали на отпуск, позволили нам снять на месяц квартиру за 2500 грн. Но деньги кончались, а война нет. Муж нашел подработку маляром, я устроилась на полставки уборщицей в местный супермаркет, едва получалось зарабатывать 5 тыс. грн на двоих. Вообще, мы оба с мужем – шахтные инженеры. Но о привычной работе не приходилось даже и мечтать. Почти два года мы мыкались по разным фирмам, никто не хотел брать нас к себе. На мирной территории для нас не нашлось работы, пришлось возвращаться под обстрелы. Каждую ночь мы слышим канонаду и надеемся, что когда-нибудь «ДНР» уйдет из Донецка и вернется спокойствие», – рассказала дончанка Елена Мышко.

Семья Виктора Немеровича из Луганска оставалась в городе до последнего, пока в соседний дом не прилетел и не взорвался снаряд. «Уже в городе не было воды, света, мобильной связи, газа, люди готовили еду на кострах у подъездов. Каждый день летали снаряды, дома дрожали от взрывов. После нескольких пережитых обстрелов у жены тряслись руки, она была в истерике и не могла прийти в себя. Мы до последнего не хотели уезжать из Луганска, нам попросту было не к кому ехать. Но после очередного обстрела, когда было попадание в соседний дом, мы сели в машину и поехали наугад в Киев. Первую неделю, пока искали квартиру, ночевали прямо в автомобиле, как какие-то цыгане. Киевляне, когда узнавали, что мы луганские, отказывались сдавать жилье. Кое-как на окраине нашли квартиру за 4900 грн плюс коммунальные. Чтобы оплатить первый и последний месяц, пришлось заложить в ломбард золотую цепочку и украшения жены. В Луганске я работал менеджером по продажам, но найти подобную работу в Киеве было невозможно. Устроился таксистом, работал практически круглосуточно, но денег все равно не хватало. Большая часть дохода уходила только на оплату жилья. На возвращении в Луганск настояла жена, заявив, что обстрелы уже прекратились, и у нас там осталась квартира, которую могут «отжать» если в ней не жить», – рассказал Виктор.

Be the first to comment on "Переселенцы на новом месте строят бизнес и становятся чемпионами"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*