«Пенсия, которую заработали». Как тысячи жителей Донбасса лишены выплат

Николай Иванович прикован к инвалидной коляске. Чтобы получить свою пенсию, каждые два месяца он нуждается в посторонней помощи, чтобы пересечь разрушенный мост через реку Северский Донец. Кто-то должен перенести его на руках на подконтрольную правительству Украины территорию.

Эта река отделяет Луганск, где находится его дом и где органы государственной власти Украины пока отсутствуют – от Станицы Луганской, ближайшего населенного пункта, где он может получить административные услуги и где есть доступ к пенсии.

Путь через мост – это деревянная лестница вверх и вниз. Самостоятельно их мужчина никак не одолеет.

Далее Николаю Ивановичу (фамилия не указана из соображений безопасности), который проработал водителем автобуса 54 года, надо появиться в Ощадбанке в Станице Луганской. Здесь проводят процедуру идентификации его личности. Это одна из многих необходимых процедур, которые человек должен пройти, чтобы получить свою пенсию в размере 1400 грн.

Он терпеливо ждет в банке, пока его жена стоит в очереди из нескольких сотен человек, чтобы пройти проверку.

Николай Иванович, которому около 70 лет, стал инвалидом еще в 2014-м. Вследствие шока от новости о гибели сына под артиллерийскими обстрелами, он пережил два инсульта и остался прикованным к постели.

В том же году между Луганском, где живет его семья, и Станицей Луганской, где у них дача, пролегла линия фронта.

На даче нет отопления. Поэтому большую часть года Николай Иванович живет в неподконтрольном Луганске.

Сейчас украинское правительство пытается полностью перекрыть доступ к пенсиям жителям неподконтрольных территорий, хотя эти пенсии часто составляют единственное средство к существованию для сотен тысяч пожилых и больных людей.

Речь идет о проекте закона от «Самопомощи» №6400 «О временно оккупированной РФ территории Украины».

Так же, как и в предыдущих текстах (3593 и 3593-д), в нем есть прямой отказ осуществлять пенсионное и социальное обеспечение, даже при условии, что получать деньги жители неподконтрольных правительству территорий будут на контролируемой территории через банковскую систему Украины.

В декабре 2014 года около 160 тыс. человек потеряли свои пенсии, когда своим постановлением правительство перестало осуществлять любые платежи на неподконтрольной территории Донбасса.

Это вполне рациональное решение было обусловлено невозможностью отправлять наличные средства и обеспечить безопасность работников органов государственной власти на местах из-за вооруженного конфликта.

Однако такое решение не должно было лишить доступа к пенсии и социальным выплатам тех лиц, которые остались проживать в своих домах на неподконтрольной территории.

«Даже отсутствие контроля за частью территории не снимает с государства обязанности выплачивать пенсии населению. Несомненно, для этого нужны другие механизмы, чем те, которые предусмотрены для мирного времени. И обязанность правительства – сделать все возможное, чтобы жители территорий, которые находятся вне контроля органов государственной власти, имели возможность реализовать свои права. В то же время, государство должно воздерживаться от действий, которые приведут к новым волнам внутреннего перемещения: это нарушение Руководящих принципов ООН по вопросам внутреннего перемещения», – убеждена советник по правовым вопросам Агентства ООН по делам беженцев Лидия Кузьменко.

Николаю Ивановичу повезло. Он живет близко к линии разграничения – потому смог зарегистрироваться как внутренне перемещенное лицо (ВПЛ) в Станице Луганской, и продолжил получать свою пенсию.

Но для этого он должен регулярно преодолевать тяжелую и изнурительную дорогу и выстаивать часы в очередях на линии разграничения, чтобы получить деньги, которые он заработал за 54 года трудового стажа.

С июня прошлого года получать пенсии стало значительно труднее. Правительство ввело процедуры верификации и проверки внутренне перемещенных лиц. Лица, которые вернулись в свои дома на неподконтрольных правительству территориях, потеряли свои пенсии.

Если внимательно проанализировать статистику Пенсионного фонда Украины в годовом отчете-2016 – таких людей больше 400 тыс.

Сейчас пенсии получают только те внутренне перемещенные лица, которые могут доказать, что проживают на контролируемой правительством территории и проходят регулярные проверки органов социальной защиты.

При этом среди зарегистрированных ВПЛ немало людей, которые постоянно проживают в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, но могут регулярно пересекать линию разграничения.

Государство пытается отследить последних – и тоже лишить платежей.

От различных политических деятелей можно услышать, что те, кто хотят получать пенсию от Украины, должны выехать на постоянное место жительства на контролируемую правительством территорию. То есть – стать реальными, а не виртуальными внутренне перемещенными лицами.

Агентство ООН по делам беженцев в Украине не согласно с таким подходом. Для этого есть ряд юридических, экономических, гуманитарных и других соображений.

«Пенсии являются приобретенным правом каждого гражданина и не должны быть связаны со статусом переселенца или фактом переезда», – убежден Пабло Матеу, представитель Агентства ООН по делам беженцев в Украине.

«Правительство могло бы рассмотреть различные механизмы для осуществления этих платежей. Например, многие пенсионеры могут ездить на подконтрольные территории. Там они могли бы получить электронные пенсионные карты, периодически являться для идентификации в банке и получать свои пенсии как остальные граждане», – предлагает Елена Грекова, председатель Северодонецкого офиса «Права на защиту», который помогает переселенцам и является партнером Агентства ООН.

Она говорит, что многие прикованные к постели люди не получали своих пенсий с апреля 2014 года, поскольку не имеют возможности ездить в правительственные учреждения для идентификации.

Для таких лиц нужен отдельный порядок – но здесь не обойтись без привлечения международных организаций. И обсуждать этот вопрос, скорее всего, придется в Минске или на других многосторонних международных площадках.

Некоторые пенсионеры из числа переселенцев потеряли свои платежи из-за ошибки, хотя проживающих на контролируемой правительством территории.

«Украина не уникальна в своей проблеме отсутствия контроля над определенной частью территории. С похожими проблемами живут Кипр, Молдова, Грузия.

Рассматривая дела по обеспечению прав людей, проживающих на таких территориях, ЕСПЧ обращает внимание: государство, которое имеет неотъемлемые суверенные права в отношении таких территорий, должно осуществлять все возможные меры, чтобы обеспечить доступ к реализации своих прав лицам, которые на них проживают.

Кстати, в, по меньшей мере, 60 делах, в том числе и на уровне Высшего административного суда Украины, пенсионеры, проживающие на временно неконтролируемых правительством Украины территориях, выиграли судебные иски, оспаривая приостановления выплаты им пенсий», – отмечает Лидия Кузьменко.

Татьяна Коваленко когда-то работала на шахте. 83-летняя женщина была вынуждена уехать из Донецка, после того как ее дом был разрушен в 2014 году.

С 2015 года она живет в украинском Мирнограде (до 2016 года – Димитров Донецкой обл.) и зарегистрирована там как внутренне перемещенное лицо.

Однако с апреля 2016 года женщина перестала получать свою пенсию – после того как социальные службы решили, что она проживает на неподконтрольной территории.

Ее племянница, Людмила Горячало называет это «чушью». Женщины раз ездили в Донецк в ноябре 2015 года лишь на 5 дней, чтобы пожилая женщина могла увидеть свой бывший дом и встретиться с родственниками.

Людмила Горячало собирается вернуть своей тете пенсию через суд.

То же самое планирует делать 38-летняя Ольга Буркало, страдающая тяжелой формой диабета с 11 лет. Женщина должна делать до 10 инъекций инсулина в день и очень нуждается в своей пенсии в 1300 грн в месяц для поддержания здоровья.

В декабре прошлого и марте этого года инспекторы социальных служб приходили к Ольге Буркало домой, в подконтрольном правительству Селидово (Донецкая обл.). В феврале она также прошла идентификацию в банке.

Однако с апреля пенсии больше ей не поступают.

Ольга Буркало, которая по образованию является учителем биологии, до вооруженного конфликта имела с мужем семейный бизнес в Донецке. Сейчас же она слишком слаба, чтобы работать.

«Я работала, я платила налоги. Это моя пенсия, которую я заработала. Почему я должна чувствовать себя человеком второго сорта?..», – говорит Ольга.

В учреждении социальной защиты ей конфиденциально сообщили, что женщину подозревают в том, что она жила более 60 дней на неподконтрольной территории. Но женщина утверждает, что последний раз ездила туда больше года назад.

«Я постоянно должна сидеть дома, потому что инспекторы соцзащиты могут прийти в любое время, без предупреждения. Я чувствую себя будто под домашним арестом», – жалуется женщина.

«Обязанность государства выплачивать пенсии никуда не исчезает. Если правительство не будет делать этого сейчас, то суммы, подлежащие выплате впоследствии, будут бешеными.

Украинские чиновники утверждают, что после восстановления контроля над территориями все пенсионные выплаты будут осуществлены в полном объеме.

Однако, специального целевого резервного фонда ни в ПФ, ни в других центральных органах государственной власти Украины не существует», – подытоживает положение дел Лидия Кузьменко.

Нина Сорокопуд, Агентство ООН делам беженцев, для УП.Життя
Фото: UNHCR / Никита Юренев

 

Be the first to comment on "«Пенсия, которую заработали». Как тысячи жителей Донбасса лишены выплат"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*