Жизнь в Луганске становится все более странной и несостоятельной

У меня есть несколько друзей, живущих далеко от Луганска. До лета 2014 года наше общение было достаточно активным – один возраст, общие интересы, нечастые встречи. За последние два года я заметила, что наша жизнь, сотканная раньше из сотни общих фрагментов, стала совершенно разной и непохожей.

Раньше мы искали общие знаменатели – планы, покупки, путешествия, взаимоотношения с коллегами и путь вверх по карьерной лестнице, а сейчас я все больше чувствую прохладу, жалость, непонимание. И мне хорошо понятно, что такого общения как раньше не вернуть.

Они-то по-прежнему продолжают карабкаться вверх по карьерной лестнице, планировать покупки и путешествия, реализовать амбициозные планы и просто жить. И через призму их нормальной, как и раньше, жизни наша жизнь здесь кажется все более странной и несостоятельной по всем пунктам. Путешествия – нет, планы – ну, очень относительные, карьера – осталась в 2014 году… И получается, что на фоне нашей жизни, их жизнь (пусть и совершенно обычная) кажется яркой, феерической, полной взлетов, планов и побед. А слушая наши рассказы, собеседник испытывает дискомфорт как минимум.

Выходит, что на фоне нашей жизни их полная событий жизненная линейка невероятно яркая и насыщенная. А общаться с теми, у кого все плохо, интересно до поры до времени. В какой-то момент хочется или помочь деньгами (но сколько можно это делать?) или прекратить такое давящее общение. И это ведь при том, что ничего будто бы плохого, о том как здесь, я не рассказываю. «Нормально», – самый распространенный ответ на все вопросы. Все эти алгоритмы и превратности общения я хорошо понимаю, поэтому никаких гнетущих историй я не рассказываю.

В какой-то момент общения с уехавшей из Луганска в Северодонецк подругой я поняла, что уже почти год мы говорим только о том, как все сейчас плохо и как было хорошо раньше. Будто ничего общего и другого у нас нет и не было. Подруга пишет мне о ценах, экономии газа, отключенном телевизоре, чтобы сэкономить на электричестве в ее съемной квартире… Рассказывает о том, что спят они одетыми от того, что экономят газ, планируют каждую покупку и вряд ли приедут на Новый год в Луганск – дорого. Я слушаю это и вторю ей нашими ценами, проблемами, ежедневными хлопотами. И в какой-то момент я ловлю себя на том, что хорошего нет ничего ни в ее жизни там, ни в моей здесь.

Иногда моя подруга говорит с грустью: «Раньше я могла пойти и купить себе новые туфельки и сумочку по дороге с работы, а сейчас я чиню зимние сапоги и радуюсь тому, как могу экономить…» И даже в таком, казалось бы, с кучей общих тем, общении мы зашли в тупик. То ли нужно игнорировать все происходящее, то ли не замечать перемен.

Еще удивительная особенность нынешнего общения, это вопрос: «У вас уже что-то наладилось?». И снова тупик – как отвечать на этот вопрос? В общем, о жизни «республики» или конкретно о нашей жизни? Обычно я отвечаю так, как и спрашивают: «Да, все хорошо, не стреляют», но даже таким моим ответом я не уверена, что удовлетворяю вежливое любопытство спрашивающих.

Ольга Черненко, канал 24

Be the first to comment on "Жизнь в Луганске становится все более странной и несостоятельной"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*