Если мы так будем заниматься лошадьми, форы Европе они не дадут

Деркульский конный завод считается старейшим из четырех таких заводов Луганщины. В этом году он отмечает свой весьма почтенный возраст — 250-летие. За два с половиной века многое изменилось в его жизни, кроме двух вещей — старой, еще царской конюшни и большой любви к лошадям.

 

Практичность, долговечность и … хороший овес

Сегодня конезавод занимается выращиванием двух пород лошадей — украинской верховой и чистокровной верховой. Обе — спортивные. Украинский верховой породой в нашей стране занимается пять заводов, следовательно, конкуренция среди конезаводчиков существует большая. Но наши земляки считают, что имеют заметные преимущества в содержании животных, поскольку, во-первых, имеют хорошее качество кормов, а во-вторых, уникальную конюшню, которой нет аналогов в мире. Уникальность строения главный зоотехник по коневодству Деркульского конного завода ГП «Коневодство Украины» Павел Бруско видит в трех его особенностях — в практичности, долговечности и архитектуре.

— Во-первых, она построена из красного кирпича, имеет сводчатый кирпичный потолок, следовательно, даже по сегодняшним требованиям пожарной безопасности считается, что не сгорает, — объясняет он. — Проект был разработан российским архитектором Дементием Жилярди, известным восстановлением здания Университета в сожженной Наполеоном Москве. После того как сгорели первые глинобитные под соломой конюшни, царица Екатерина издала приказ построить новые, «чтобы они не горели». Вот их и построили на века.

Во-вторых, в помещении создается необходимый микроклимат. Конюшни неотапливаемые. Толщина стен составляет 85 см, поэтому помещение летом не прогревается, а зимой не промерзает. Разумно размещены вытяжки. Словом, современным помещениям, во всяком случае, тем, которые мне довелось увидеть, до наших конюшен ой, как далеко. Особенность выращивания лошадей в Деркульском конезаводе заключается в том, что этот процесс проходит в степной зоне, то есть в резко-континентальном климате. А это значит, что лошадей ни жарой не удивишь, ни морозами не испугаешь. Они хорошо выдерживают температуру, скажем, Объединенных Арабских Эмиратов и нормально адаптируются в северных странах. Это хорошая характеристика Деркульских воспитанников.

Кроме того, существенное значение имеет плодородие земли, принадлежащей конезаводу. Владелица конноспортивного клуба «Магнат» Наталья Попова-то провела следующие исследования: сделала анализ питательности овса, выращенного в разных регионах Украины. Оказалось, что даже самый худой овес, выращенный на землях Беловодского района, все равно лучше других. Богатый кальцием местный чернозем обогащает этим элементом зерно, которое в свою очередь укрепляет скелет лошадей. При строительстве завода 250 лет назад все это учитывалось — и земля, и чистая вода, и широкие просторы.

 

Надо переходить на современные технологии

Сейчас в Деркульском конезаводе держат 160 воспитанников, и увеличивать их численность не намерены.

— А зачем? — удивленно спрашивает Павел Бруско. — Ведь мы идем в Европу, а там такое скопление лошадей в одних руках не приветствуется. Максимум 15 маток. Нам нужно переходить на европейские технологии, которые апробированы, внедрены и успешно работают. Например, воспроизведение лошадей там проходит отдельно, а однолетних жеребцов продают с аукциона. Те, кто занимается воспроизведением, дотируются из государственной казны, а кто покупает однолетних жеребцов, заботятся о них сами, готовя для спорта или бизнеса — у кого какой интерес. В нашей стране все идет по-старому, как было еще при СССР: завод выполняет полный цикл — от рождения жеребца, его обучение, испытания, и только потом реализует в возрасте четырех-шести лет. Это очень затратно, при том, что мы не имеем ни тренеров, ни жокеев, ни помощи от государства. Время диктует новые правила, и если мы не будем адаптироваться, менять технологии, то никогда не выведем отрасль из тупика.

Руководство Деркульского конезавода пытается изменить ситуацию. Сегодня здесь сложилась такая система. Подбираются лучшие матки, жеребцы и закладывается лучший генофонд. Затем молодняк доращивается, ходит в табунах до трех лет, после чего его отдают профессиональным специалистам конноспортивной базы «Магнат» под Киевом для обучения, с учетом европейских требований.

Рассказывая об этом, Павел подчеркивает важную, на его взгляд, деталь:

— Обучение наших лошадей на базе «Магната» проходит бесплатно, потому что здесь работают патриоты, которые стремятся прославить нашу породу за рубежом. Владелица конноспортивного клуба мастер спорта международного класса Наталья Попова болеет за отрасль, понимает проблемы, хорошо знает требования европейского рынка и стремится, чтобы наши украинские породы заняли там достойное место.

А спешить надо. Например, украинская верховая порода — на грани исчезновения, и, слава богу, что Деркульский конезавод держит уникальные экземпляры этой породы, характеризующиеся, прежде всего своей выносливостью. Их представительницы выигрывали олимпиады.

— Ни один завод не имеет такого хорошего материала. У меня в табуне ходят кони вестфальской породы. Так они нашу жару переносят очень тяжело. Не знают, бедные, куда голову приткнуть. А нашим лошадям жара безразлична, — хвастается Павел.

 

… Но никаких преференций

Деркульский конезавод входит в состав государственного предприятия «Коневодство Украины», созданного в декабре 2010 года. Кроме него, в ГП входит еще 13 предприятий, которые считаются филиалами и не имеют права юридического лица. Казалось бы, завод находится под государственным «зонтиком», однако никаких преференций предприятие не имеет.

— Вот этого ирландца Пинкертона, — Павел показывает на коня, которого вывели из конюшни, — нам купило «Коневодство Украины» через госзакупки. Я бы, честно, такого коня не купил. Покупать сегодня вообще не выгодно. Выгоднее брать жеребца в аренду, на одну-две случки для чистоты породы. В основном мы обмениваемся украинской верховой породой. А теперь ответьте на вопрос: для чего нашей стране нужны лошади? Спорт? Правильно. Для бизнеса? Не согласен. В Украине нет тотализатора. Хотя в любой стране, где он существует, в государственную казну идет большой процент от ставок. Наши лошади, выходит, скачут у нас бесплатно. А это неправильно. Если мы идем в Европу, то должны переходить на другие «рельсы».

Чтобы поступления средств не прерывалось, государству выгодно дотировать товаропроизводителя, который непосредственно занимается производством жеребцов. Как в Польше, например. Национальные породы остались в государственных конных заводах. Их два. Лошадей здесь держат для сохранения отечественной породы. У нас тоже государственное предприятие, но государство нам денег не дает. Мы просто числимся по Фонду госимущества. Жаль, что в нашей стране нет государственной заинтересованности в развитии национальной породы. Если мы так будем заниматься лошадьми, они не дадут форы Европе. Среди молодняка, который мы передаем для воспитания на конную базу, много талантливых жеребцов. Приезжают специалисты из Ирландии, Германии, видят наш молодняк и начинают понимать, ценить украинскуюпороду. Но это отдельные примеры, а нужна система в масштабах государства. История конезавода, которой 250 лет, не должна закончиться на нынешнем поколении.

Павел Воронцов, Голос Украины

Be the first to comment on "Если мы так будем заниматься лошадьми, форы Европе они не дадут"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*