Где создают жилье для переселенцев и реально ли его получить?

Представители Луганской правозащитной группы Наталья Целовальниченко и Сергей Стулов рассказывают, какие проблемы возникают с заселением в жилье для переселенцев.

Валентина Троян: В каких областях и районах строятся дома или может реконструируются общежития? И получают ли переселенцы это жилье?

Наталья Целовальниченко: Недавно была скандальная ситуация с общежитиями в Днепре, которые были предназначены переселенцам. Доноры эти общежития реконструировали как раз с этой целью. Но переселенцев не поселили, и на вопрос, почему, ответы были неадекватные: к примеру, невозможность передачи с одного баланса на другой. Но общежития стоят готовые уже с зимы прошлого года, и за этого время можно было бы решить этот вопрос. К тому же, так как общежития не эксплуатируются и не обслуживаются, они снова приходят в негодность.

Люди обращались с заявлениями, что совершается преступление, халатность в отношении государственного имущества, но реакции со стороны власти не последовало. То есть сейчас не определен механизм, каким образом люди могут туда заселиться. При этом есть у нас статья 9 «Про забезпечення прав і свобод внутрішньо переміщених осіб», и статья 11 этого закона, которые говорят, что органы местной власти должны принимать меры для того, чтобы предоставить жилье переселенцам. То есть первые полгода должны предоставлять его бесплатно с оплатой коммуналки, в последующем идет речь о договорных отношениях.

Мы мониторим ситуацию, и видим, что ситуация не меняется. Мало того, в статье 9 не обеспечен сам механизм. Если есть балансодержатель, каким образом государство строит с ним отношения для возмещения проживания переселенцев?

Нам еще с начала лета Министерство юстиции и Министерство по вопросам временно оккупированных территорий обещают создать межведомственную рабочую группу при Кабинете Министров, чтобы решить вопрос в аспекте статьи 9. То есть потенциально — это решение для всех переселенцев, которые хотят сейчас куда-нибудь компактно заселиться. И мы вынуждены планировать серьезные акции протеста для того, чтобы заставить Кабмин исполнить это обязательство.

Валентина Троян: Мы с Сергеем накануне говорили о жилье для переселенцев на Луганщине, там, где их очень много.

Сергей Стулов: Да, мы как раз мониторили стройку в Рубежном, которую презентовал на Стратегии развития Луганской области 2020 Юрий Гарбуз. Он говорил, что 200 переселенцев получат квартиру. Из них 107 получат квартиру в Рубежном, там начинается реструктуризация дома.

Но самое интересно началось с того, что я поехал на ту стройку, и от местных людей я узнал, что это дом кооперативный. То есть два подъезда дома были недостроенные, людей кинули в 90-х годах, после того, как они внесли свои деньги за жилье.

После 2000-х годов их кинули второй раз: там оставалось оборудование — лифтовые шахты, электрооборудование, за счет продажи которых людям можно было хоть как-то компенсировать деньги. Этого не произошло.

Валентина Троян: То есть у этих квартир, которые реконструируют для переселенцев, по сути есть хозяева?

Сергей Стулов: Да, и сегодня там ведется строительство. Когда на сессии решали передать это строительство территориальной громаде, один депутат сказал, что у него есть заявление пайщика, который претендует на это строительство. То есть они строят жилье, которое имеет хозяина.

Валентина Троян: То есть у этих квартир есть хозяева, а будут еще одни?

Сергей Стулов: Нет, в том то и дело. Когда мы начали разбираться, кто же заселится в эти 107 квартир, нам никто не мог ответить — ни те, кто строит, не знают, ни те, кто передавал эту собственность территориальной громаде.

Наталья Целовальниченко: То есть презентовали это жилье для переселенцев, но до настоящего времени нет правового механизма, каким образом переселенцы смогут воспользоваться правом на получение этого жилья. Потому что в громаде есть и свои очередники на получение права на жилье. Переселенцы к ним никак не относятся. Здесь нужно искать правовой механизм (а его нет, мы это исследовали) для того, чтобы переселенцы могли бы это жилье получить на законных основаниях. Иначе, если сейчас властным распоряжением, вопреки действующему правовому механизму, предоставить это жилье переселенцам, это будет создавать конфликт с местной громадой.

Сергей Стулов: Важно еще, что на эту стройку выделено 53 миллиона гривен из бюджета области. 53 миллиона делим на 100, и получается по 500 тысяч за квартиру. Мы были в Северодонецке и смотрели стоимость вторичного жилья по объявлениям: самая дорогая трехкомнатная квартира со всеми ремонтами — стоит 13 тысяч долларов. А 500 тысяч гривен — это 20 тысяч долларов. И там квартиры не все трехкомнатные.

Наталья Целовальниченко: То есть зачем вкладывать такие деньги, если можно было за меньшие деньги закупить квартиры для переселенцев со вторичного рынка.

Валентина Троян: Кто из переселенцев получал бесплатное жилье без конфликтов? Где эти люди?

Наталья Целовальниченко: Это загадка истории, потому что все инициативы, которые были успешно реализованы, это частные инициативы без участия государства. Разве что в Донецкой области, когда демонстративно показали, что людей заселили в общежития. Но что такое общежитие? Людей заселили туда на время, и никаких гарантий на длительное проживание там нет.

Источник: Общественное радио

Be the first to comment on "Где создают жилье для переселенцев и реально ли его получить?"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*