Витольд Фокин: «Мое сердце навсегда привязано к Луганщине, потому что я состоялся именно там»

Витольд Павлович Фокин – о жизни, о себе, о судьбе Донбасса и Луганском землячестве в эксклюзивном интервью для информпортала «Восточное партнерство», которое легло в основу этой публикации.

Знакомстово и общение с таким человеком-глыбой, как Витольд Павлович Фокин – это подарок судьбы, журналистская удача и просто человеческая радость. И этот «фарт» был   уготовлен «Восточному партнерству» совсем не случайно. Многим Витольд Павлович известен как крупный государственный деятель – он был последним, кто возглавлял Совет министров советской Украины, и первым премьер-министром нашего независимого государства. Но немногие знают, какой сложный, но в то же время яркий жизненный путь пришлось пройти ему до столь высоких и ответственных постов. А начинался этот путь именно на Луганщине, так что сама жизнь накрепко связала Витольда Павловича как с нашим угольным краем, так в дальнейшем – с Луганским землячеством, а сейчас – и с «Восточным партнерством».

Лирика в условиях жизненного реализма

Витольд Павлович признается, что в юности мечтал учиться в Киеве, получить профессию журналиста, но исключительно из практических соображений поехал из своего родного  города Александрия Кировоградской области в Днепропетровск и поступил там в Горный институт.

Тем не менее, всю жизнь Витольд Павлович пишет стихи, как сам он говорит «я не пишу стихи, я сочиняю стихи», имея в виду, что он не записывал и не издавал свои произведения, за исключением одного, но об этом – чуть позже. И что удивительно, в нужный момент, в тему, «достает» из своей памяти изысканную лирику, насквозь пронизанную любовью к природе, людям, самой жизни. Невольно возникает вопрос, нет ли сожалений, что не пришлось реализовать себя в творческой профессии, на что Витольд Павлович отвечает: «Это просто была бы другая жизнь, я это понимаю, но никогда не сожалел, что моя сложилась именно так».

Витольд Павлович чрезвычайно эрудированная личность, и не только в тех областях, с которыми была связана его профессиональная и государственная деятельность. А еще есть в нем особая черта, которой сложно дать строгое определение – это и широта взглядов, и жесткая объективность (даже по отношению к оппонентам, которых он часто характеризует как людей умных, с четкой позицией), и, вероятно, философский подход в оценке людей и событий.

Рассуждая о реалиях сегодняшнего дня, о горьких событиях, раскалывающих сознание людей не только в Украине, но и в соседской России, о том, что же такое патриотизм и какие ошибки во внутренней политике славянских государств привели к такому чудовищному расколу, Витольд Павлович отметил: «Закон любой борьбы – навредить сопернику: где-то подножку подставить, где-то ущипнуть побольнее, но побеждает, как правило, не тот, кто сильнее, а тот, кто умнее…

Так много говорится о любви к Родине, но я много поездил по свету, и ни в одной стране не видел плакатов, которыми сейчас пестрят наши улицы: «Любіть Україну!» Мне не приходилось видеть, к примеру, призыва: «Любите Францию!», «Любите Англию», хотя патриотизм присущ каждому гражданину своей страны. Но следует понимать, что патриотизм и национализм растут из одного корня, не следует путать эти понятия, подменяя одно другим. Национализм – это этнос «избранных», при котором другие народы оцениваются по степени их ничтожества. Но – избавь национализм радикализма, я готов дружить с таким национализмом…

К сожалению, после распада Советского Союза, у нас ничего не дали взамен в идеологическом смысле. И в то же время в России, также к сожалению, всегда были черносотенные элементы, эдакие попы-гапоны, и в этом одна из причин, почему я никогда не хотел жить в России, хотя такая возможность для меня открывалась не раз. Я бы никогда не хотел жить и работать в России, но очень люблю русскую литературу, искусство. И когда я слышу, как с наших трибун звучат слова о том, что любая книга, изданная в России, не может, не должна попадать в Украину, то понимаю: дальше ехать некуда! И хочу напомнить, Гитлер начинал со сжигания книг… Отрицая Пушкина, его творчество, человек низводит себя до уровня ниандертальца, его гениальность, его славу затмить невозможно. Я недавно прочел, что на изучение творчества Пушкина и Лермонтова в наших школах отводится всего лишь по два часа. Зачем мы сами настолько себя обделяем?»

«Руслан и Людмила» Пушкина – для Витольда Павловича произведение особое. Именно на эту поэму он написал переспев в украинском варианте, и именно это произведение было издано и презентовано в минувшем году в Украинском доме.

На вопрос почему именно «Руслан и Людмила», автор переспева ответил так: «Это самая романтичная поэма, которая принесла юному поэту всероссийскую славу. Я люблю полемику, люблю, когда надо возражать, полемизировать – это мое. Все остальные произведения Пушкина безупречны. А «Руслана и Людмилу» не приняла значительная часть тогдашней российской интеллигенции, обвинив автора в излишней эротичности, натурализме, использовании просторечий, «мужицкого» языка.

К тому же, одна замечательная журналистка из Донецка однажды сказала мне: «Как не прекрасен украинский язык, но все же не универсален, вот попробуйте сказать на украинском: «У Лукоморья дуб зеленый…» И впервые я сел за письменный стол и сначала написал чистый перевод пролога пушкинской поэмы. Потом долго думал, как дальше работать над этим произведением и решил, что последую примеру Котляревского, который «переліцував» «Энеиду». Я безумно люблю это произведение – такой здесь юмор украинский!» Так появился украинский переспев «Руслана и Людмилы».

Когда прошла презентация книги, я был удивлен, что новость об этом событии появилась и на медиа-ресурсах, находящихся в настоящее время на территории, неподконтрольной Украине».

Донбасс – тема особая

 Тема Донбасса в нашем разговоре возникла сама собой. Конечно, мы вспомнили, насколько богат был этот некогда индустриальный край – цементная, химическая, коксо-химичкеская, металлургическая отрасли обеспечивали ему твердые позиции в экономике государства, не говоря уже об угледобывающей отрасли. «217 миллионов тонн угля давала в свое время Украина, – уточняет Витольд Павлович, который эту отрасль знает не понаслышке, – а сейчас, дай Бог, чтобы было 35.

Конечно, эта деградация началась не сегодня, а тогда, когда разрешено было шахты приватизировать. Десятки шахт, готовых к выемке угля, просто погибли, потому что там в погоне за прибылью попросту не соблюдался технологический процесс, ведь мы, в свое время, в течение двух лет нарезали лавы, готовили поля к выемке, выдавали породу (на одну вагонетку угля выходило две вагонетки породы).  А в 90-е породу перестали выдавать, за счет чего себестоимость угля сократилась в десятки раз. Луганские шахты характерны наличием тонких пластов, которые были выбраны за два-три года, но при этом новые горизонты не были подготовлены. Шахты закрывались, люди в шахтерских поселках оставались без работы, а  после того, как был уничтожен жилой фонд (в одном только Первомайске на 90%), для Донбасса и вовсе настали тяжелейшие времена. Тошковка, Горловка, Золотое, Попасная – ведь это все были мои шахты…»

Витольд Павлович, как никто, знает проблемы этого региона, ведь угледобывающей отрасли на Луганщине он отдал двадцать лет своей жизни, начав свою трудовую биографию коногоном на шахте, а потом прошел все ступени профессионального становления – был и начальником участка, и главным  инженером, и начальником шахты, а позднее возглавлял объединение «Донбассантрацит», трест «Первомайскуголь», был главным инженером «Луганскугля» и руководил комбинатом «Свердловуголь».

Конечно, вопрос о том, возможно ли мирное урегулирование конфликта и возрождение Донбасса, возник сам собой. «Вопрос этот очень сложный, – ответил Витольд Павлович, –  но ведь с чего-то надо начинать. Не искать, кто больше виноват, кто больший ущерб нанес, кто больше перенес лишений и потерь. С чистого листа нужно договариваться, потому что и Россия, и Украина виноваты в том, что Донбасс превратился в зону бедствия.

А далее – наметить последовательность восстановления отраслей. Угольное машиностроение самое крупное было в стране, его нужно восстанавливать, развивать перспективные шахты, а такие есть, но требуют финансирования, цементную отрасль не так уж долго восстановить, коксохим и металлургию. А в некогда шахтерских поселках обязательно найти применение людям, чтобы они могли шить, кроить, ковать… Война – боль, но именно она все старое снесла, то, что мы бесконечно латали. Нужно создавать новое».

В основе понятия «земляк» лежит чувство патриотизма

«С испокон веков такие понятия, как «земляк», «землячество» в основе своей имели чувство патриотизма, любовь к родной земле, на которой каждый из нас вырос и стал человеком. И в основе патриотизма лежит не только обязательство по отношению к огромной стране, но, прежде всего, привязанность к небольшому клочку земли. Мое сердце навсегда привязано к Луганщине, ставшей для меня родиной, потому что я состоялся именно там. «Земляк» – понятие особое, это тот человек, которому знаком специальный позывной «свой-чужой». Если земляк, то это обязательно «свой», ему можно довериться, ему нужно оказать помощь, к нему можно обратиться за помощью, как это принято в семейных   отношениях, где тебя всегда поймут.

Идея создать такую организацию, как Луганское землячество, возникла не у меня, а у Ивана Андреевича Ляхова, с которым мы очень тесно дружили, а я активно поддержал эту инициативу. Было проведено учредительное собрание, и я возглавил земляческую  организацию. В то время наша организация носила больше представительский характер, но у нас и проблем таких не было, какими занимается сегодняшнее Землячество. Его нынешний глава, Вадим Горан находится в особых условиях и делает очень много. Он обладает способностью материализовать инициативу. Он уже реализовал ряд проектов, а сейчас задумал организовать в ряде районов Луганской области работу передвижных медицинских центров – и он это сделает!

У Луганского землячества сегодня особая роль – быть островком родной земли, а значит – и надежды – как для тех, кто волею судьбы был «заброшен» сюда, так и для тех, кого обстоятельства удерживают за так называемой линией разграничения. У Землячества сегодня особая миссия – способствовать объединению людей, ведь как бы ни ссорились в семье, а любая ссора должна закончиться миром и согласием, к этому нас всех обязывает понятие «земляки», – убежден Витольд Фокин.

Сердечно поздравляем с Днем рождения!

(в качестве P.S.)

Наша беседа с Витольдом Павловичем длилась около пяти часов. Это был чрезвычайно интересный разговор. К сожалению, одна публикация не может вместить ни все знания, которыми он с удовольствием делится с собеседниками, ни, тем более, всю мудрость этого уникального человека, накопленную за долгие годы его плодотворной деятельности.

Состоялась наша встреча в канун Дня рождения Витольда Павловича, который он  отметил вчера, 25 октября. Дата почтенная, но он по-юношески открыт жизни, полон энергии, идей и оптимизма, а главное – любви: к родным  и друзьям, к своим землякам и тому «клочку земли», от которого он когда-то оттолкнулся, как от берега, отправляясь в долгое и полное событий жизненное плаванье.

Уважаемый Витольд Павлович! Примите наши самые искренние поздравления с Вашим праздником и пожелания долгих радостных и счастливых лет!

Виктория Подольская, «Восточное партнерство»

1 Comment on "Витольд Фокин: «Мое сердце навсегда привязано к Луганщине, потому что я состоялся именно там»"

  1. Валентина Писанская | 27.10.2016 at 22:25 | Ответить

    На самом деле Витольд Павлович — умный, интеллигентный человек, интересный собеседник. Удивительно, что журналисты его разыскали, ведь после всех перипетий и революций он как-то затерялся на волнах времени. Я брала у него интервью для «Вечернего Киева» в годы перестройки: удивительно, но тогда он очень точно спрогнозировал, что будет дальше! Рада, что он в добром здравии. По возможности прошу коллег передать ему наилучшие пожелания. Валентина Писанская.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*