Блог из Луганска: пропасть между друзьями

Такое быстрое и неумолимое время. Летом 2014 кто-то покидал город с чемоданом вещей и думал, что вернется с моря и будет жить, как будто ничего и не произошло

И почти все надеялись, что за отпуск все это утихнет и решится — без нашего непосредственного участия.

Затем было сложно вернуться.

А дальше появилась еще сотня вопросов — жилье, работа, учеба детей… И стало даже привычно вот так — на два дома, без любимых кастрюлек. А из оставшихся дома вещей все выросли…

А самое удивительное, что понять, где теперь этот дом почти невозможно.

Оставленный дом в Луганске, с ремонтом, любимыми вещами, книгой на тумбочке и сухим лаком для ногтей, или дом — в новом доме с чужими запахами, чужой мебелью, уже привычной вмятиной на диване и скрипом старых пружин…

То, что было на недели и месяцы, стало — на годы. И когда приезжаешь домой в Луганск тянет уже к тому дому, где семья, хотя ничего своего и хорошего в нем нет. Кроме людей.

А те, кто остались в Луганске, также решают десятки неотложных вопросов и бытовых проблем.

Ищут и меняют работу, нервничают в ожидании зарплат, и все удаляются от уехавших. Хотя до лета 2014 нас отделяла лишь пара метров между столами в офисе.

Странным стало общение с теми, кто уехал.

Они доказывают, что у них все хорошо — дом, работа… И новый дом с новой мебелью, и новая работа с лучшей зарплатой. И даже новые семьи уже там… Вроде ничего плохого и быть в них не может.

Для реалистичности и достоверности говорят, что жить дорого, что скучают по своим домам и родителями, которые стареют здесь. Но эти рассказы полны преувеличений и эпитетов о том, как хорошо все у них теперь — рядом море, культурные мероприятия, метро или красная рыба…

У нас тоже все прекрасно. Мало кто после таких оптимистичных монологов признается, что все не так уж и хорошо.

И зачем жаловаться? В ответ всегда одно и то же: нужно ехать, или почему не поехали?

Это пропасть: они прошли поиски работы и изменение жилья, перевозили свои пожитки с одной квартиры на другую, а мы все время были дома, еще и жалуемся.

В ответ на жалобы хочется или помочь, или перестать общаться. Рассказам о том, что все хорошо, не очень верят. И сам этому не очень веришь…

Друзья стремятся всем сердцем к своему запертому дому и жизни, которую они здесь оставили, а вместо этого находят ржавые краны.

Удивляются, что же так тянуло сюда.

Зачем было с таким трудом ехать в Луганск. Мерзнуть под блок-постами в очередях. Везти лекарства родственникам. Платить просто, чтобы навестить дом?

Если это отпуск — он дорогой и изнурительный. А посещение своей квартиры ожидаемых эмоций не вызывает.

Первый раз, когда наткнулась глазами на тот самый оставленый под лампой и уже сухой лак и забытую на тумбочке книгу, поплакала и… прошло.

У всех свою жизнь, работа. Кто кроме тебя скажет, где лучше?

Подруга не смогла оставить мать и любимую работу, а их сыночка муж отвез в Москву кродственникам. Отправил и оставил там. Уже бывший муж.

А потом и Skype у них почему-то перестал отвечать… Ей с Москвой судиться трудное дело — дорого, сложно. Как быть?

Она, как и раньше, здесь с матерью, любимой работой и надеждой вернуть сыночка…

Таких примеров сейчас — на тома. Подруга сына вывезла в Киев в интернат. Мудрая подруга! Она здесь, а сын там — нужен украинский аттестат.

Он два года с матерью только по телефону общался, жил, как сирота в чужом доме среди чужих людей.

Сейчас он уже студент, она ему сумки передает водителем — колбасу, носки, деньги.

Говорит, сыну нужно будущее, работа, понятный диплом. А она здесь детей учит. Чужих детей, которым подойдут и местные аттестаты.

Те, кто пережили то страшное лето 2014 года в Луганске, якобы гордятся этим опытом.

Мы, мол, здесь были, на моря не ездили. В свой клан тебя будто не пускают — мало опыта, не понимаешь, как мы под кроватью в темноте лежали, за водой часами стояли… С ними тоже пропасть.

На днях услышала оправдательное о ком: «Она то лето в Луганске пережила. Стресс, нарушения психики, вы же понимаете».

Мне подружка фото сала прислала — дешевое, с прожилками, на каждом шагу в ее новом городе. Наверное, хотела как лучше, а получилось, как фото хлеба в город в облоге передать.

И все реже мы теперь общаемся. Все сложнее становится почему-то. Им — понять как мы здесь, а нам это объяснить.

Мой лучший друг в конце 2014 прислал мне письмо: «Твои вещи и деньги нужно отдать беженцам». Он был в Киеве, я — здесь.

Он на полу на чужой кухне в спальнике спал, не было денег снимать даже комнату, а я в постели под канонаду засыпала.

У него была моя сотня долларов, не знал, как мне их переправить.

 

И я рыдала над этим его письмом в одну строку целый день — не денег жалко, а отношений, к которым мы шли с ним вместе годами.

Неужели то лето смогло так разделить нас? Перечеркнуло годы, воспоминания, планы.

Я написала ему, что он может делать, как считает правильным.

Он позже ответил: «Извини и рассчитывай на меня, когда потребуется помощь».

Яна Викторова, ВВС Украина

Be the first to comment on "Блог из Луганска: пропасть между друзьями"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*