Археологические памятники в зоне АТО: наибольший вред получили курганы

Донбасс для археологов и историков — регион уникальный. Он лежит на границе степи и лесостепи, поэтому с давних времен здесь сталкивались и взаимодействовали разные культуры. Исследование процессов, которые происходили 3, 5, 9 тысяч лет назад на территории нынешних Луганской и Донецкой областей, помогает понять дальнейший ход истории не только Украины, Европы в целом, но и России. Пока археологические памятники Донбасса остаются почти беззащитными, говорят специалисты, «черные археологи» грабят захоронения и древние поселения, продавая находки за бешеные деньги.

Источниками исследований становятся археологические достопримечательности. Это поселения и стоянки, где люди жили в каменном, медном, бронзовом веке и позже, в средние века, а также захоронения — прежде всего курганы. Долина почти каждой реки — это непрерывная череда поселений, часто неисследованных.

Теперь часть из них оказалась просто на линии соприкосновения. Древние городища превратились в минные поля, а курганы как доминирующие высоты стали основами укреплений.


«Раскопки» при помощи артиллерии

Луганчанин Сергей Телиженко — научный сотрудник Института археологии Национальной академии наук Украины. Перед войной он работал в Крыму, ранее много лет копал на Луганщине. Поэтому в этом году он был «проводником» в группе Украинского Хельсинского союза по правам человека, которая выясняла, что же с памятниками культуры в зоне конфликта?

Археолог выделяет три главных пункта в проблеме: угроза памятникам непосредственно на линии соприкосновения; сохранение тех, что расположены рядом с зоной обстрелов; в отдельную категорию вынес вопрос курганов.

«В Теплянському городке и в средневековом поселении вблизи Трехизбенки, расположенных на линии фронта, нас предупреждали, что там заминировано. Как расценивать, это потерянные памятки или они целы?», — говорит Телиженко.

Линия разграничения проходит по реке Северский Донец, на берегу которого много археологических объектов. Украинский военным приходится строить укрытия: окопы, блиндажи, а рядом прилетают мины и снаряды со стороны сепаратистов. Итак, культурный слой там поврежден. Там, где боевые действия прокатились быстро в июне 2014-го, памятники получили меньше «ранений».

«Были даже находки во время нашей поездки — подбирали их просто на поверхности. В Капитановском поселении, которое попадало под обстрелы с «Градов» и ствольной артиллерии, мы нашли антропоморфную фигурку медного века — ей не менее 5000 лет. В поселении Занивское-1 недалеко от Северодонецка нашли обломок кремневых ножа. Но в целом я бы не сказал, что эта категория объектов сильно повреждена», — считает археолог.

А наибольший вред из-за своего тактического значения для военных получили курганы. Эти древние погребальные сооружения стали опорными пунктами, на них обустраиваются огневые точки, там роют ходы. Количество таких курганов, а также насколько они повреждены, еще предстоит установить.

Результатом той поездки стал доклад Украинского Хельсинского союза по правам человека о состоянии обследованных культурных объектов — 30 археологических памятников, 4 архитектурных и 4 культурных учреждения. Среди них, как установлено, повреждены 27, в том числе 9 от боевых действий.

«Мы занимаемся только документированием нарушений. Этот доклад о состоянии защиты культурных ценностей в условиях вооруженного конфликта был направлен в Министерство культуры и в Верховную Раду, в комитет по вопросам культуры и духовности. Материалы были использованы учеными в публикациях, в том числе в англоязычном мире. Кроме того, мы передали отчет Международного уголовного суда как свидетельство нарушений международного гуманитарного права», — говорит один из авторов доклада Алексей Беда.

Ветеран АТО и старший научный сотрудник Института археологии НАН Украины Денис Гречко рассказывает, что украинские военные пытаются осторожно обращаться с теми же курганами. По его словам, иногда бывает, командиры предупреждают бойцов, чтобы те как можно меньший вред наносили этим сооружениям, однако трудно говорить об охране памятников, когда речь идет о жизни воинов.

Для защиты памятников на передовой ничего не поделаешь, а вот на мирной территории можно, говорят археологи. 2/3 культурных объектов, исследованных Украинским Хельсинским союзом по правам человека, пострадали не из-за боевых действий. Давняя проблема с памятниками археологии — паспортизация, инвентаризация (выяснение, в каком состоянии памятники) и взятие на учет этих культурных ценностей.

«В перечне недвижимых памятников Луганской области памятников археологии едва 100 наберется. Их же на самом деле гораздо больше! Они даже на учете не стоят», — говорит археолог Сергей Телиженко.

Такое впечатление, замечает он, что органы местного самоуправления не заинтересованы в документировании памятников. Ведь тогда их надо будет охранять, а земля — один из самых интересных активов, имеющихся у местных советов.

И учет — не гарантия охраны. Телиженко приводит пример огромного кургана, который имеет охранный номер, в центре Лисичанска. Сейчас на нем свалка, люди отбирают почву для своих нужд, а в «тело» древней погребальной сооружения врезаны гаражи.

«Стену» построят без археологов?

В Луганской областной военно-гражданской администрации ситуацией с археологическими памятниками обеспокоены. Главной проблемой заместитель начальника управления культуры, национальностей и религий администрации Владимир Выборный считает отсутствие собственно археологов в области. То есть, говорит, сделать экспертные выводы относительно таких объектов просто некому. (Правда, археологи говорят: если бы было, где жить и где работать, не уезжали бы с Луганщины).

«Также не очень понятно, какой будет структура управления после админреформы в объединенных общинах. Поэтому уже сегодня разрушается вертикаль управления культуры — много начальников управлений в области уже сейчас увольняются», — рассказывает Выборный.

Недавно был на совещании в Министерстве культуры, говорит чиновник, и задавал вопросы охраны археологических памятников. Еще один крупный вопрос ставит прямо сейчас перед министерством начальник областного управления культуры Алина Адамчук. Речь идет о построении «Стены» на границе с Россией.

«Я считаю, что перед тем, как копать ров, устанавливать заграждения, надо обследовать все. Поэтому я считаю, что в состав групп по проектированию надо включить археологов. С тем, чтобы возможные достопримечательности обойти или срочно исследовать», — говорит Владимир Выборный.

Пока же археологические памятники Донбасса остаются почти беззащитными перед боевыми действиями, оборонительными намерениями пограничников и равнодушием местных органов самоуправления и правоохранительных органов, говорят археологи. Это идеальные условия разве что для «черных археологов», которые грабят захоронения и древние поселения, продавая находки за бешеные деньги.

Александр Белокобыльский, Радио Свобода

На фото: Сергей Телиженко у древнего кургана во время поездки с группой Украинского Хельсинского союза по правам человека, 2016, Новоайдар, Луганская область. Фото с Facebook

Be the first to comment on "Археологические памятники в зоне АТО: наибольший вред получили курганы"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*